ПРЕД.

Новая Зеландия отказывается от антироссийского курса США и Австралии


Из России с любовью: новозеландцы, проживающие в самой большой стране на Земле

17 Июля 2018

Фото: RT.com


Весь мир следил за Россией во время чемпионата мира по футболу: удивительная, непостижимая экзотика. Но ведь некоторые новозеландцы живут среди россиян годами! Как они чувствуют себя в этой огромной и непредсказуемой стране? Об этом рассказывает New Zealand Herald.

Приключения с белыми медведями и северными оленями

Когда Ронни Расса спрашивают о его жизни в России, он вспоминает одну из своих любимых местных шуток. «Здесь часто говорят: ничего не разрешают, но все можно, – смеется он. – Это прекрасная и емкая характеристика местной жизни. В этой стране очень много правил и запретов, которые могут просто свести с ума. Зато есть куча возможностей! Россия – просто невероятное место».

Расс объездил Россию, что называется, вдоль и поперек. Побывал он в самых отдаленных уголках страны. Его компания, Heritage Expeditations, имеет выход на Дальний Восток; Рассу удалось даже какое-то время пожить бок о бок с оленеводами и охотниками на китов.

«Набег» Ронни Расса на Россию начался в 1993 году, когда он зафрахтовал постсоветское полярное исследовательское судно для совершения экспедиций через субантарктические острова Новой Зеландии. Позже, в начале 2000-х, Расс арендовал корабль и принялся организовывать поездки по российскому Дальнему Востоку. «Несколько компаний пытались сделать то же самое, но потерпели неудачу, – говорит он. – Это же всегда была закрытая территория, которую Советский Союз очень жестко контролировал из-за наличия военных баз и близости к США. Мы были первой компанией, которой удалось привезти сюда туристов».

Как же Рассу, возглавляющему небольшую новозеландскую компанию, удалось получить разрешение российских чиновников на организацию туризма на Дальнем Востоке? По его словам, ключом к взаимопониманию стало привлечение местных жителей. «Мы хотели создать совместное предприятие, – рассказывает он. – У нас есть российские корабли, российские экипажи, и мы используем все возможности, чтобы нанимать местных гидов».

Вот уже 15 лет Расс живет в России с апреля по октябрь, а остальное время проводит у себя в Крайстчерче – два лета в один год! Впрочем, российское северное лето суровее, чем новозеландская зима. Интересно, что за все эти годы процесс переговоров с местными властями не стал менее обременительным. Подготовку необходимо начинать за несколько месяцев. Сначала нужно получить кучу разрешений из Москвы – в том числе от военных, от курирующих рыбный промысел, от тех, кто занимается природными заповедниками. Затем ведутся переговоры с местными и региональными властями. «А все ФСБ, то есть бывший КГБ – говорит Расс. – Там до сих пор очень настороженно относятся к иностранным компаниям».

Однако дело того стоит.

«Я организовал 50 поездок в Антарктиду и более 100 поездок на южные острова Новой Зеландии, – рассказывает Расс. – Но российский Дальний Восток подарил мне намного больше ярких впечатлений. Во время одного из путешествий мы увидели много белых точек на склоне холма. Когда подплыли поближе, оказалось, что это около 180 белых медведей, которые поедают мертвого гренландского кита. Видел я и советские военные базы на островах, оставленные в начале девяностых. А однажды нам всего за один рейс удалось наблюдать 14 синих китов».

Побывал Расс и на острове Врангеля, который еще называют родильным отделением белых медведей. А в 2017 году его компания совершила плавание по Северному морскому пути.

В течение последних 15 лет Расс жил на своем корабле все российское лето – с мая по сентябрь. Компанию ему составляли 22 члена экипажа, в том числе повара, врачи и гиды, а также примерно 50 пассажиров.

В основе работы Расса – твердая вера в необходимость защиты окружающей среды. «Это определило мой жизненный путь, – утверждает он. – Я считаю, что нужно дать людям возможность увидеть эти места. Тогда они захотят охранять местную природу».

Иногда деятельность Расса приводит к научным открытиям. «Есть птица, которая находится под угрозой исчезновения, и гнездится только в России – это кулик-лопатень, – говорит он. – Мы помогли найти две новые популяции вида».

Проводил Расс и свои собственные исследования. Однажды он проехал 6500 км по Сибири на снегоходе. В другой раз сел в Land Rover и проехал 11 000 км от Москвы до Владивостока. Прошел северную часть так называемой «дороги костей» – печально известной ныне заброшенной трассы, по которой в тридцатые годы советское правительство отправило около двух миллионов человек для работы на золотых рудниках.

«Россия – удивительная страна, – говорит Расс. – Пейзажи прекрасны, дикая природа удивительна, человеческая история невероятна. Но, конечно, заниматься здесь бизнесом – работа не для слабонервных».

Русская история любви

Крейга Керфи в Россию привела любовь. А удержали его на российских просторах невероятные возможности и неслыханные приключения.

«Здесь всегда интересно, – говорит он. – В российской жизни, конечно, больше сюрпризов, и это, что называется, цепляет. Я бы сказал, что русские люди более колоритные и не такие медлительные, как на Западе. Они живут сегодняшним днем и менее склонны к риску. В моей дочери больше русского, чем новозеландского, так что здесь я, по всей видимости, дома».

Керфи родился в Великобритании, в Гастингсе. А вот получать образование отправился в Новую Зеландию. Окончив университет Масси, два года работал в Лондоне, затем снова отправился в Новую Зеландию, где устроился на работу в молочную компанию Sovenz, которая управляла экспортом в Советский Союз. Керфи живо интересовался всем, что связано с Россией. А однажды утром его жизнь круто изменилась – он повстречал Марию Соколову, очень привлекательную девушку, дочку последнего советского посла в Новой Зеландии.

«Она училась в университете и приехала в гости к родителям, – вспоминает Керфи. – Однажды она пришла в офис со своим отцом».

Карфи и Мария начали встречаться. В те годы, учитывая политический климат, это было сопряжено с немалыми неудобствами. Предыдущего советского посла в 1980 году выгнал из страны бывший премьер-министр Роб Малдун; в 1987 году Дэвид Ланге отправил домой старшего сотрудника советского посольства. Отношения между Новой Зеландией и СССР были отнюдь не гладкими.

«Мы не могли покинуть Веллингтон, не получив предварительного разрешения от одного из министерств», – говорит Керфи.


После распада СССР в 1991 году Крейг и Мария переехали в Москву и поженились. К тому времени у них уже родилась дочь. Это было бурное время – Россия начала болезненный переход к рыночным отношениям.

«Девяностые были сумасшедшими, совершенно сумасшедшими, – говорит Керфи. – Общество стремительно менялось. Я помню, как однажды в субботу сидел в своем офисе и вдруг услышал оглушительный звон за окном. Выглянул и увидел, как по дороге со страшной скоростью мчатся две машины. Затем на перекрестке началась перестрелка».

Керфи устроился на работу в экспедиторскую компанию DHL и быстро поднялся по карьерной лестнице. «Здесь было очень мало экспатов, таких, как я, – говорит он. – К 32 годам у меня в подчинении было более 600 человек. Я понимал, что в Новой Зеландии у меня таких возможностей не будет».

В 2002 году Керфи создал собственную компанию по управлению логистикой и автопарком, а затем объединился с лизинговой компанией. Они получали крупные контракты; все шло хорошо, но санкции, введенные США в 2014 году, сильно навредили делу. «Мы потеряли половину нашего бизнеса», – говорит Керфи.

В настоящее время его компания управляет парком из почти 5000 автомобилей.

На обширных просторах России логистика может быть связана с немалыми сложностями. «Может потребоваться шесть дней, чтобы перегнать машину из одного города в другой, – говорит Керфи. – Транспорт может застрять на месяц в труднодоступных местах; приходится ждать, когда дороги замерзнут или просохнут».

В своем восприятии русских Керфи далек от сложившихся на Западе стереотипов. Россиян он считает дружелюбными и обладающими сильным чувством локтя. «Здесь люди заботятся друг о друге, – говорит он. – Если ваша машина сломается на дороге, вам не придется долго ждать, прежде чем кто-то остановится, чтобы помочь вам. Я помню, как однажды зимой был на удаленной станции обслуживания и случайно запер ключи в машине. Уже через 15 минут люди собрались, чтобы помочь мне».

В 2017 году Керфи, проезжая через уральские горы, застрял в снегах, и его буквально спасли люди, проезжавшие мимо в грузовике. «Они спешили на нефтяной объект, но не могли оставить нас там» – вспоминает Керфи. – Они двадцать минут тащили нас на буксире, и буксирная веревка ударила дважды. Минус 20 градусов, воющий ветер и снег… Если бы мы остались там, то не выжили бы. Эти люди отложили свою смену на объекте, чтобы вытащить нас. Похоже, у русских такой неписаный код – они не оставляют людей позади».

Мать Тереза из Владивостока

Рэйчел Пирс отправилась в Россию на трехмесячную стажировку волонтеров, а в итоге провела здесь более десяти лет, меняя – и часто спасая – сотни молодых жизней. Некоторые даже называют ее «Мать Тереза Владивостокская». Рэйчел досадливо отмахивается от этого прозвища. Однако очевидно, что она помогла очень многим потерянным и отчаявшимся.

«Как только я ступила на этот путь, – говорит Пирс, – я поняла, что буду продолжать идти по нему и постараюсь сделать как можно больше».

Ее долгое путешествие началось в 1997 году, когда Рэйчел в качестве добровольца на три месяца отправилась в Владивосток, чтобы преподавать английский. Потом ей предложили остаться еще на год. Пирс согласилась – и очень скоро начала проникаться реальностью жизни в провинциальном российском городе в семи часовых поясах от столицы.

«Это было во время распада Советского Союза, – говорит Пирс. – Я видела общество, пораженное безнадежностью. 70% горожан были безработными. Мне пришлось иметь дело с различными социальными проблемами, включая алкоголизм и бездомность. Я видела детей, которым просто негде было жить. Зимой они спали в канализации, рядом с трубами горячего водоснабжения».

Когда восьмилетний ребенок однажды попытался украсть ее бумажник, гнев Рэйчел очень быстро превратился в щемящую жалость. «Я никогда не забуду эти большие, пустые глаза, я никогда не видела такого отчаяния или голода», – вспоминает Пирс.

Она принесла ребенку немного еды, а на следующий день сделала бутерброды, чтобы раздавать на улицах.

«Сначала мы просто кормили бездомных детей бутербродами, – говорит Пирс. – Через некоторое время создали передвижную столовую. Затем у нас появился лагерь на выходные, а потом дневной приют. Это был первый приют для беспризорников во Владивостоке».

Рэйчел Пирс организовала благотворительный фонд «Живая надежда», который превратился в постоянный дом для детей, оставшихся без присмотра. Конечно, это было далеко не просто.

«Владивосток был своеобразным форпостом на Востоке, почти как другая страна, – говорит она. – Об этом городе забыло даже российское правительство».

В первые годы деятельность Пирс подвергалась постоянному контролю со стороны властей, в том числе КГБ. Ее телефон прослушивался, за ней следили, несколько раз люди с оружием врывались в ее квартиру.

«Было много подозрений, – рассказывает Рэйчел. – Люди просто не могли понять, что я делаю и зачем. Они думали, что за этим что-то стоит».

Сейчас Рэйчел Пирс живет в Новой Зеландии, в Тауранге – воспитывает ребенка. Время, проведенное в России, она описывает как один из лучших периодов своей жизни – но и как самый сложный период, одновременно трогательный и душераздирающий.

«Через нас прошли тысячи детей, – вспоминает она. – Было удивительно наблюдать, как некоторые, что называется, делают себя из ничего – начинают учиться, возрождаются к новой жизни. К сожалению, некоторые так и не смогли разорвать порочный круг наркомании или алкоголизма…»

Работа Рэйчел Пирс помогла изменить жизни множества людей. Ее самым большим достижением стало то, что местное правительство в итоге взяло на себя финансирование приюта, а также организовало дом для молодых матерей, оказавшихся в сложной ситуации.

Пирс собирается вернуться в Россию к двадцатилетию фонда «Живая надежда» в 2019 году. Она с нетерпением ждет возможности повидать некоторых из тех, кому она в свое время помогла.

«Я все еще поддерживаю связь со многими из них, – говорит Рэйчел. – Было бы здорово их увидеть снова!»

Фото в тексте – NZHerald.com




Форма обратной связи клиента

Для заполнения формы Вам необходимо зарегистрироваться на сайте

Остаемся на связи!

Эл. почта: newzelandbox@gmail.com

Телефон: +64 22 699 12 35